Этнический состав Австралии

Важнейший элемент сложившейся в стране этнической ситуации — этнический состав населения, который весьма сильно влияет на все прочие элементы ситуации, и в особенности на протекающие этнические процессы. Но немалое значение для правильной оценки этнической ситуации имеет также тесно связанный с этноструктурой языковой, расовый и конфессиональный состав населения страны.

Этнический состав в масштабах всей страны может быть наиболее точно определен зо время переписи путем выяснения национальной принадлежности. Однако этот вопрос ставится при проведении переписи далеко не во всех странах мира, нет его и в переписных листах Австралии. Вопрос о национальной принадлежности, ставившийся в некоторых переписях Австралии, на деле имел целью выявление государственной принадлежности опрашиваемых (следует отметить, что термин «нация» в английском языке часто употребляется для обозначения государства) ив последних переписях был заменен более определенным вопросом — о гражданстве (или подданстве).

Вторым по значению (после этнического самосознания) этническим определителем является, бесспорно, язык, но вопрос о нем также не ставится при проведении переписей в Австралии. Таким образом, этнический состав населения этой страны может быть определен только косвенным путем, при помощи таких показателей, определяемых местной переписью, как страна рождения, раса, а иногда и религия.

Конечно, использованию всех этих данных для выяснения этнического состава населения должны предшествовать их конкретный анализ и предварительная обработка. Например, такой показатель, как страна рождения, хорошо «работает» при определении этнического состава лишь в том случае, когда речь идет об однонациональной стране, т. е. стране, где численность национальных меньшинств мала. Так, без всяких опасений можно предположить, что подавляющее большинство жителей Австралии, родившихся в Италии,— итальянцы (в этой стране национальные меньшинства составляют лишь 5,9% населения), а подавляющее большинство лиц, указавших страной рождения Грецию.— греки (национальные меньшинства образуют 4,5% населения этой страны) и т. д.

Если же речь идет о выходцах из многонациональных стран, определение их этнической принадлежности на основе данных о стране рождения сильно усложняется. Жители Австралии, родившиеся в Югославии, могут быть и сербами, и хорватами, и словенцами, и представителями других народов, живущих в этой многонациональной стране. Определение численности отдельных народов Югославии, живущих в Австралии, в соответствии с их долей в общем населении Югославии (сербы — 36,4%, хорваты — 19,7, словенцы— 7,9% и т. д.) было бы ошибочным, так как миграционная подвижность разных югославских этносов далеко не одинакова. Поэтому в таких случаях приходится применять аналитические методы, например проводить перекрестное сравнение данных о стране рождения с данными о религиозной принадлежности (подавляющее большинство верующих сербов — православные, а верующих хорватов и словенцев — католики) или же пользоваться сведениями, имеющимися в научной литературе.

Насколько данные о стране рождения соответствуют истинной численности проживающих в Австралии лиц той или иной национальности (речь идет о выходцах из однонациональных стран)? Можно ли утверждать, что все выходцы из какой-то определенной страны осознают себя представителями ее основного этноса, а все их дети уже считают себя англоавстралийцами? Очевидно, что положительный ответ на поставленные вопросы был бы сильным упрощением, не отражающим многих нюансов этой сложной проблемы.