Образование Австралийского Союза


К началу XX в. появилось немало предпосылок для объединения австралийских колоний. Если в первые десятилетия XIX в. в колониях господствовали сепаратистские тенденции, то уже к середине XIX в. там появились определенные общественные силы, заинтересованные в объединении. Выше уже указывалось, что значительную роль в этом сыграли экономическое развитие Австралии, обусловившее усиление хозяйственных и миграционных связей между отдельными колониями, а также транспортное строительство, облегчавшее эти связи. Большая часть австралийской буржуазии требовала ликвидации существовавших между колониями таможенных барьеров и создания общеавстралийского рынка.

Однако наряду с центростремительными тенденциями в течение длительного времени все еще продолжали действовать и тенденции центробежные, обусловленные прежде всего расхождением интересов господствующих кругов разных колоний. Расхождения эти касались многих вопросов, в частности таможенной политики, ввоза иностранной рабочей силы, аннексии близлежащих островных территорий.

Наиболее острая конфронтация существовала между правящими кругами двух самых экономически развитых колоний — Нового Южного Уэльса и Виктории, однако имелись также противоречия между этими двумя колониями, с одной стороны, и более слабыми в экономическом отношении колониями — с другой.

Порой власти самоуправляющихся колоний стремились подчеркнуть свою независимость друг от друга. Когда, например, встал вопрос о строительстве железных дорог, то отдельные колонии, несмотря на все выгоды, которые они получили бы от создания единой железнодорожной сети на территории всего континента, приняли решение строить у себя дороги с различной шириной колеи.

Однако в последние десятилетия XIX в. помимо все усиливающихся экономических связей и хозяйственной кооперации появились и другие причины, со всей серьезностью поставившие на повестку дня вопрос об образовании федерации. Это прежде всего обострение в Австралии классовой борьбы, которое вело к поляризации социальных сил в рамках всего континента. Рабочие понимали, что гораздо легче вести борьбу за свои права с помощью мощных общеавстралийских профсоюзов (кстати, рабочие Австралии уже к 70-м годам добились установления 8-часового рабочего дня — раньше, чем рабочие многих стран Европы). Предпринимателям для борьбы с профсоюзами тоже нужны были общеавстралийские объединения. Центростремительные тенденции возобладали после грандиозных классовых битв 90-х годов, прежде всего забастовок моряков и стригалей, которые были проведены по призыву мощных общеавстралийских профсоюзных организаций, созданных в конце 80-х годов. Немаловажное значение в политической истории страны имело и создание в 90-е годы Австралийской лейбористской партии.

Для развития экономики требовался более свободный обмен рабочей силой между колонииями, тем более что центром экономического бума становилась то одна, то другая из них. Например, «золотая лихорадка», вспыхнувшая вначале в Новом Южном Уэльсе и Викторин, перекинулась затем в Западную Австралию, а в Южной Австралии, прежде отстававшей от других колоний по развитию, произошел резкий подъем сельскохозяйственного производства.