Общность населения колоний Австралии


Действительно, определенные тенденции к установлению экономической, культурной, политической общности интересов «белого» населения Австралии наметились еще до XX в., однако интеграционные факторы пробивали себе дорогу в сложной борьбе с дезинтеграцией. Выше уже говорилось об экономических противоречиях между отдельными австралийскими колониями; эти противоречия, бесспорно, несколько нарушали интенсивность хозяйственных связей. Имелись существенные разногласия н в других областях. Все это приводило порой к антагонизму между отдельными австралийскими колониями, который в быту выражался в антипатии к жителям других колоний. Такая взаимная неприязнь существовала, например, между населением Виктории и Нового Южного Уэльса — жители Виктории воспринимали жителей Нового Южного Уэльса как каторжников

Что касается культурной сферы, то здесь общность была в целом большей, поскольку население всех колоний фактически формировалось из одних и тех же источников. Тем не менее не следует забывать и того, что источников все же было несколько (Англия, Шотландия, Ирландия, в меньшей мере Уэльс), причем выходцы из этих стран при относительном единстве языка (в Австралию ехали, как правило, ирландцы и уэльсцы, полностью перешедшие на английский язык или очень хорошо владевшие им) несколько отличались по своим культурно-бытовым особенностям. Таким образом, даже в составе населения одной колонии не было полной этнической однородности, что уже само по себе несколько задерживало процесс консолидации.

Конечно, мощным фактором консолидации послужило появление англоязычной литературы Австралии, обращенной в основном к населению всех колоний. Однако большая часть австралийских произведений писалась еще, так сказать, «с английской точки зрения». Это свидетельствовало о незавершенности процесса культурной дивергенции англоавстралийцев от населения метрополии. Наблюдался и культурный локализм, так как англоязычные общности, сложившиеся в колониях в пору их заселения, в результате самостоятельного развития, длившегося в некоторых колониях более ста лет, уже успели приобрести некоторые культурные особенности.

Социальные, экономические и культурные различия между населением отдельных колоний отчасти определили трудности политического объединения страны. Да и вообще при отсутствии государства или хотя бы единого политико-административного образования вряд ли могла произойти консолидация англоавстралийцев. Думается, что формирование англоавстралийской нации правильнее всего связывать с созданием в начале XX в. федерации австралийских колоний.

Образование Австралийского Союза весьма благоприятно отразилось на экономической ситуации в стране. Появление общеавстралийского рынка стимулировало развитие самых разных отраслей хозяйства, в том числе и обрабатывающей промышленности. В созданных в Австралии крупных монополистических объединениях, сосредоточивших в своих руках добычу и выплавку металла, сахарную промышленность и ряд других производств, участвовал как национальный, так и английский капитал. В 1906 г. под австралийское управление была передана британская колония Папуа, и Австралийский Союз практически превратился в колониальную державу. Австралийский капитализм фактически вступил в стадию империализма.

Тем не менее Австралия стала лишь младшим, и притом зависимым партнером своей бывшей метрополии. Английский капитал по-прежнему занимал ведущие позиции в австралийской экономике. Главной отраслью продолжало оставаться сельское хозяйство, которое стремительно развивалось и приносило стране большие доходы. В сельском хозяйстве, как и прежде, доминировало овцеводство, вместе с тем очень быстрыми темпами развивалось и производство зерна. Так, за первое десятилетие существования Австралийского Союза производство пшеницы в стране возросло почти в 2 раза.

В общем можно констатировать, что страна богатела, постепенно приближаясь по национальному доходу на душу населения к наиболее развитым странам Европы. Сверхприбыли, получаемые австралийской буржуазией, позволяли ей подкупать верхушку рабочего класса, что обусловило господство в австралийском рабочем движении оппортунистических и реформистских тенденций. Как указывал В.И. Ленин, Австралийская лейбористская партия, возглавлявшая рабочее движение, даже на словах не являлась социалистической партией. Эта партия неоднократно находилась у власти (впервые она одержала победу на выборах в 1904 г.), однако проводившаяся ею политика никогда не выходила за рамки буржуазного реформизма.

И в годы правления лейбористов, и в годы пребывания у власти либералов подлинными хозяевами Австралии продолжали оставаться монополистические круги, сосредоточившие в своих руках основную часть национальных богатств страны и участвовавшие в эксплуатации колониальных народов огромной Британской империи.