Географическое положение и природные условия Австралии с демографической и этнической точек зрения.

Оценить природные предпосылки для заселения Австралии и этнического развития ее населения однозначно вряд ли возможно. Некоторые компоненты природной среды благоприятствовали заселению и освоению этого континента человеком, другие, наоборот, препятствовали этому. Кроме того, на разных стадиях развития человеческого общества один и тот же элемент природной среды как экологический фактор мог совершенно по-разному влиять на этот процесс. Нужно также учитывать, что природные условия обычно действуют на возможности освоения территории человеком, на демографические и этнические процессы опосредованно, причем характер этого воздействия зависит от уровня развития производительных сил.

Тем не менее встречающиеся во многих работах утверждения, что австралийские природные условия чрезвычайно негативно влияли на процесс освоения материка человеком, кажутся несколько преувеличенными, так как ряд природных факторов играл, безусловно, позитивную роль.

Рассмотрим вначале влияние каждого компонента природной среды (включая географическое положение континента) на этнические процессы, а затем дадим общую оценку природных условий Австралии с этнографической точки зрения.

В географических и этнографических работах нередко отмечается изолированность Австралии от остальных регионов мира. В целом это, конечно, верно. Однако не следует забывать и того, что Австралия находится гораздо ближе к районам Юго-Восточной Азии, рано заселенных человеком, чем, скажем, Америка или северные окраины Евразийского континента. Необходимо иметь в виду и то, что в конечный период палеолита водные пространства между Азией и Австралией периодически становились весьма узкими. Все это, бесспорно, облегчало миграцию человека на Австралийский континент, и не случайно его освоение началось 40—45 тыс. лет назад, а может быть, и гораздо раньше. Водные пространства, отделявшие Австралию от Азии, служили определенным препятствием установлению культурных контактов между этими двумя частями света, однако, как свидетельствуют археологические данные, такие связи все же существовали, хотя и носили спорадический характер.

После появления в Австралии европейцев ее отдаленность также на первых порах существенно препятствовала освоению материка, но с развитием транспортных средств, и особенно после создания судов с паровыми и дизельными двигателями, географическая изоляция уже на стала значительно затруднять миграции. Когда же была установлена авиасвязь Австралии с другими континентами, трудности с поездками в эту страну были фактически устранены.

Изолированность Австралии наряду с компактностью ее территории, превращая эту страну в особый, в известной мере замкнутый мир, могли сыграть определенную положительную роль при консолидации всего европейского по происхождению населения в единую англоавстралийскую нацию. Рельеф Австралийского континента, характеризующийся относительно слабой расчлененностью своих форм и невысокими горными поднятиями, даже на самых ранних стадиях освоения материка вряд ли мог серьезно препятствовать внутренним передвижениям населения. В настоящее же время рельеф Австралии тем более не оказывает какого-либо отрицательного воздействия как на внутренние миграции, так и на течение этнических процессов.

Гораздо большие ограничения для освоения континента создавали его климат и другие, связанные с ним компоненты природной среды, прежде всего развитие гидрографической сети, наличие ресурсов пресной воды. Некоторые внутренние районы Австралии вследствие их чрезвычайной засушливости и отсутствия воды вплоть до настоящего времени остаются почти совсем незаселенными.

Гидротермические условия и связанные с ними особенности живой природы на первых порах существенно лимитировали освоение континента, возможности быстрого роста охотничье-собирательского населения. Не случайно за 40 или более тысячелетий существования человеческой популяции на Австралийском материке ее численность достигла всего 200 — 300 тыс. Вместе с тем сходство австралийского климата с климатом Европы было одним из факторов, способствовавших миграциям в Австралию из европейских стран.

Естественно, что почвенный покров не оказывал существенного влияния на освоение континента общинами охотников и собирателей. Когда же европейские переселенцы, прибывшие в Австралию, начали заниматься сельским хозяйством, почвы превратились в фактор, в значительной мере повлиявший на специализацию и интенсивность сельскохозяйственного производства.

Некоторые виды почв (прежде всего красно-бурые) в сочетании с хорошими гидротермическими условиями оказались весьма благоприятными для выращивания пшеницы. В ряде ландшафтных зон стало возможным развитие животноводства. Это служит подтверждением того, что природные условия в большинстве случаев воздействуют на освоение человеком территории опосредованно и характер этого воздействия зависит от уровня развития производительных сил. Данное положение подтверждается и другим примером: богатые минеральные ресурсы Австралии, длительное время не использовавшиеся, на определенном уровне экономического развития страны превратились в мощный фактор ее хозяйственного прогресса, обусловившего, в свою очередь, ряд важных демографических, миграционных и этнических процессов.

В демографическом плане быстрое хозяйственное развитие Австралии привело к тому, что континент, который два столетия назад был едва способен прокормить 200—300 тыс. человек, ныне дает средства к жизни 15 млн. человек. Более того, потенциальные возможности австралийских производительных сил столь значительны, что страна испытывает сейчас недостаток в населении, которое могло бы всесторонне осваивать ее природные богатства. С последним обстоятельством связана политика поощрения иммиграции, на протяжении многих лет проводимая австралийскими властями. Миграционные движения, вызванные этой политикой, ведут к существенному изменению этнической структуры населения страны, о чем подробнее будет сказано ниже.